Бонбошка
Not your personal army
Название: Утренняя звезда
Размер: мини, 1278 слов
Персонажи: ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: хоррор
Рейтинг: R
Краткое содержание: Что если под видом невинной детской организации скрывается секта?
Предупреждения: смерть персонажа
Задание: дезинформация

— Маленькому Сереже нужна социализация! — провозгласила мама.

Это понимали родители, это понимала бабушка. Сережа этого не понимал, но его мнение не учитывалось. Шутка ли: мальчику десять лет от роду, а он постоянно сидит дома, во дворе ни с кем не дружит, да и в школе друзей нет.

Пионерии давно нет, скауты на русской земле не прижились, а против воскресной школы и церковного хора встал горой папа.

— Помнишь, Васенька, мы зачитывались книжками про паруса и созвучие? — спросила мама папу. Папа покивал.

— И о «Каравелле» читали, и завидовали? — Папа вздохнул.

— Конечно, до наших краев «Каравелла» не доплыла. Но я узнала, что у нас есть ее последователи. Отряд называется «Утренняя звезда», они выпускают одноименную газету, занимаются фехтованием, и у них даже есть свой корабль — называется «Светоносный».

— А взрослых они случаем не принимают? — встрепенулся папа.

— Увы, нет. Только дети, даже подростков не берут.

Конечно же, родители не могли вот так просто взять и отдать сына непонятно куда. Они обстоятельно поговорили с руководителем отряда Лучафэром Петровичем Венериным (он с гордостью рассказал про свои румынские корни), пообщались с ребятами («Ах, какие чистые душой ребята!» — сказала бабушка, и Лучафэр Петрович с ней горячо согласился), посмотрели на занятия фехтованием и даже поднялись на борт «Светоносного». Все им понравилось.

Вот так Сережа и попал в «Звезду». Ему даже понравилось: его ровесники и ребята постарше занимались интереснейшими вещами, между ними была некая Общность, они понимали друг друга почти без слов. Одно только расстраивало: к некоторым знаниям и работам допускались только действительные члены клуба, а Сережа пока что был «соискателем». Их было пятеро, таких вот соискателей. Им надо было подготовится, а потом пройти некий экзамен. И только после этого можно было носить форму отряда, только после этого Лучафэр Петрович на торжественной линейке под рокот барабанов выдавал номерной отрядный значок. Только после этого нового брата (а в отряде все были как братья друг другу) начинали по-настоящему учить разным интересным наукам и пускали в отрядную Библиотеку, куда посторонним путь был заказан.

Сережу немного удивляло, что в отряде совсем нет девочек. Он знал, что далеко не все девчонки интересуются только нарядами: летом в деревне, например, они все вместе, и мальчишки, и девчонки, построили плот (и попало потом всем одинаково), и палками фехтовали все наравне. Он спрашивал старших, но они отмахивались: «им неинтересно» и «они не пройдут испытание». Наконец он задал этот вопрос Лучафэру Петровичу (который был чем-то занят, но Сережа решил, что от одного вопроса плохо не будет). Тот рассеянно погладил его по голове и сказал что-то непонятное, что Сережа больше ожидал бы услышать от своей воцерквленной бабушки:

— Женщины — сосуд греха. Только мальчики чисты душой.

— Что-что? — переспросил Сережа.

Лучафэр Петрович посмотрел на него, как будто только что понял, кто перед ним.

— Вот выучишься, пройдешь экзамен — и сам все поймешь. Беги, играй с ребятами, — и он мягко подтолкнул Сережу.

Сереже, конечно, было обидно, что от него отмахиваются, но он дал себе слово хорошо подготовится, стать одним из братьев, и, конечно же, во всем разобраться — самому или с чужой помощью.

И вот наступил торжественный день экзамена. Накануне бабушка выстирала и выгладила форменные шортики и рубашку, а мама отнесла их в отряд: переодеться в форму соискателям можно было только после успешной сдачи экзамена.

Торжественная линейка была назначена на вторую половину дня, а в отряде надо было быть с утра: экзамен и подготовка к празднику требовали времени.

На пороге мама чмокнула Сережку в нос и потрепала по вихрам.

— Не бойся, ты справишься! Увидимся на линейке, — и она ушла.

Сережа вошел в холл и остановился. В отряде царила непривычная тишина. Из боковой двери к нему вышел один из старших братьев.

— Пойдем, тебе пора подготовится.

Они прошли в раздевалку, где уже ждали остальные соискатели.

— Вам надо переодеться вот в это, — старший брат указал на стопку одежды на скамье. — Телефоны и часы тоже придется оставить тут.

— Это чтобы мы не списывали? Чтобы шпаргалки не прятали? — спросил рыжий мальчик по имени Даня. Старший задумчиво посмотрел на него.

— Да, чтобы не списывали, – наконец ответил он.

Мальчишки, смущенно отворачиваясь друг от друга, разделись до трусов и натянули предложенную одежду. Это было что-то вроде просторных мантий, доходящих до пола.

— Белье тоже снимайте. И обувь, — сурово сказал старший.

Сережа хихикнул, но оказалось, что брат не шутит. Ребята, еще больше смутившись, стянули трусы. Уши рыжего мальчика пылали.

— Если кому-нибудь надо, сходите в туалет. Вот вода — если хотите пить, попейте, потом будет некогда.

В туалет никто не побежал, а вот пластиковые стаканчики с прохладной, подкисленной водой расхватали.

Потом старший брат повел их, осторожно ступающих босыми ногами по холодному полу, вглубь отрядных помещений. Сережа понял, что их ведут во внутренние комнаты, куда не пускали раньше.

К удивлению Сережи, в помещении, куда их привели, не было парт и вообще ничего не напоминало класс. Просто темное пустое пространство без окон со странным узором на полу, освещаемое свечами. Вдоль стен стояли старшие братья и в полголоса напевали какую-то песню, но слов было не разобрать. Провожатый подвел детей в центр комнаты, а затем расставил их по сторонам — в круги, обозначенные узором на полу. Сам же присоединился к поющим.

Сереже было страшно, хотелось заплакать и уйти, но он почему-то не мог и с места двинуться: брат приказал «Стой тут!», и почему-то не получалось нарушить этот приказ.

В комнату вошел Венерин. На нем был такой же балахон, как на Сереже, но чувствовал он себя в нем, похоже, уверенно.

Старшие запели громче. Это был неизвестный Сереже язык. Свечи вспыхнули ярче, но почему-то показалось, что от этого стало только темнее. Братья пели все громче и громче, их голоса поднимались все выше и выше. Лучафэр Петрович стал выкрикивать какие-то слова, и в центре комнаты вдруг сгустился ужасающий силуэт: Сережа хотел зажмуриться, но не смог. Так изображали дьявола в книжке, которую ему подарила бабушка. Человек с козлиной головой и на козлиных ногах, только вот в книжке он не был настолько настоящим и страшным.

— Прими эти чистые души, владыка! — закричал Лучафэр Петрович, а братья, доведя песню до высшей ноты, замолчали.

В тишине слышно было только, как потрескивают свечи и как копыта постукивают по полу.

— Это что? — зарычал вдруг козлиноголовый. Он в два шага оказался около рыжего, подхватил его в воздух и разодрал на нем хламиду. Мальчишка — нет девчонка! — верещала и билась в его огромных ладонях.

— Что. Ты. Мне. Подсунул? — с каждым словом чудовище сильнее сжимало тело в кулаке, и Сережа слышал, как хрустят кости. Девчонка уже не кричала — она хрипела и булькала, глаза вылезли из орбит, из ее рта текла темная кровь.

— Меня обманули! Дезинформировали! Пощади, пощади! — взмолился Лучафэр Петрович и бухнулся на колени, простирая к чудовищу руки. Оно зарычало, подняв рогатую голову к потолку. Обмякшая девчонка болталась в громадной руке тряпичной куклой. По пальцам монстра текла кровь, собираясь в лужу на полу. Сережа почувствовал, что обмочился со страха. Чудовище отбросило тело девочки в сторону, оно ударилось об стену и упало на пол, старшие братья прыснули в стороны. В груде тряпья и мяса, в которую превратилось еще несколько минут назад живое человеческое существо, белели обломки костей.

Чудовище, топоча копытами, прошлось по комнате. Оно подходило к соискателям, когтем распарывало на них балахоны и приглядывалось к голым телам. Когда очередь дошла до Сережи, он буквально задохнулся, непонятно, от чего больше: от вони адской твари или от страха перед ним.

Осмотр удовлетворил адскую тварь, копыта простучали в центр комнаты.

— Я принимаю их невинные души! — пророкотало чудовище.

Что-то произошло, Сережа так и не понял, что же именно. Просто стало как-то холодно и пусто, а что-то полупрозрачное и такое родное отделилось от его тела и устремилось в пасть твари.

В себя он пришел в кругу братьев. Они пожимали ему руки, хлопали по плечу, протягивали воду и бутерброды. Он чувствовал с ними странную общность. Вот, значит, каково это: быть братом Утренней Звезды.

Торжественное вручение значков было омрачено только одним событием: соискательница Даня завалила экзамен, расстроилась, убежала из отряда и попала под машину. Видеокамера на перекрестке зафиксировала, как она рванулась через дорогу перед грузовиком. Бедная девочка.

@темы: мои фанфики, фандом Крапивин